Новости

74% самозанятых оформляют статус для повышения заработка

Такие результаты показало исследование самозанятых в регионах России, которое провел Независимый исследовательский центр «Башкирова и партнеры». 22 июля состоялась презентация исследования «Самостоятельная занятость в регионах России: мотивы, личные цели, первые результаты».

Число самозанятых в стране выросло этот год почти на миллион человек, и достигло двух с половиной миллионов по стране. Независимый исследовательский центр «Башкирова и партнеры» используя в качестве базы «холодных контактов» газет и электронных досок бесплатных объявлений, где респондент достоверно оставляет не только свой реальный, актуально действующий телефон, но и указывает свою реальную географию – потому что заинтересован, чтобы информация была корректной провела исследование среди граждан, имеющих статус самозанятых. Исследованием было охвачено 20 российских регионов - Воронежская, Волгоградская, Нижегородская, Новосибирская, Омская, Ростовская, Самарская, Сахалинская, Свердловская, Тюменская, Челябинская, Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа, Ямало-ненецкий автономный округ и Республика Башкортостан и др.
Самозанятые рассказали о мотивах, личных целях, своих настояниях и опасениях, а исследование показало, что самозанятость глубоко проникла во всю ткань российских территорий, это всероссийское изменение системы организации труда миллионов жителей нашей страны.


В обсуждении итогов исследования активное участие принял заместитель руководителя исполкома ОНФ Арсений Беленький, который отметил необходимость тонкой юридической донастройки нормативов, законодательных актов для того, чтобы самозанятые в полной мере могли быть участниками экономического процесса. Как одну из проблем, с которой самозанятые приходят в ОНФ, он отметил взаимоотношения самозанятых с банками. «Иногда в банковских документах даже нет графы самозанятый, там просто нет такой галочки и человек не может воспользоваться банковским продуктом». Так же, по его мнению, люди, которые легализовали свой доход, должны претендовать на адекватные проценты ставки. Проблема и в неготовности банковских продуктов и неосведомленности самозанятых, которые не знают о существовании специальных льготных кредитов, субсидированных государством.
Также Арсений Беленький отметил, что необходимо переработать ряд законов и открыть дополнительные возможности для самозанятых. В качестве примера он привел закон о рекламе - «там нет упоминания самозанятых, нужно это исправить. Есть множество нормативных актов, которые были приняты до появления института самозанятости. Нужно провести некую ревизию».
Характеризуя самозанятых, Заместитель руководителя исполкома ОНФ отметил, что «это один из самых активных слоев населения. Это те люди, которые в большинстве своем осознанно приняли решение пойти в самозанятость. По психотипу – это предприимчивые люди, которые хотят развиваться, повышать уровень своей жизни и готовы для этого прикладывать дополнительные усилия, подрабатывать, начинать новое рискованное дело. Предпринимательский характер самозанятых все-таки присутствует».По мнению доцента кафедры статистики РЭУ им.Г.В.Плеханова Ольги Лебединской «данное исследование – это первое исследование в диалоге в самозанятых с исследователями. Это как бы обратная связь со стороны самозанятых» и отметила не стандартный подход.
                             Краткие итоги исследования
Самозанятый – это не теневик, вышедший из тени, а человек, ищущий себя в новой работе. Только треть опрошенных самозанятых (29%) уже занимались той деятельностью, которую положили в основу своей самозанятости, и решили легализоваться. Напротив, тех, кто одновременно решил заняться чем-то новым для себя и сразу же оформил это режим, оказалось вдвое больше (61%). Остальные занимались этой деятельностью в качестве наемного работника, и решили себя попробовать в новом качестве. Таким образом, можно констатировать, что самозанятость это в меньшей степени способ легализовать существующую теневую работу, и в значительно большей – способ реализации на практике новых трудовых запросов.
В комментариях эта группа респондентов отмечала, что для многих именно активная пропаганда властями нового налогового режима стала тем самым толчком, который помог им перейти от мечтаний о новой работе к реализации этой идеи в жизни.
Главным мотивом стать самозанятыми оказалась невозможность реализовать желаемый уклад жизни условиях традиционных трудовых отношений. Так ответили 74%.
Тех, кто ушел в самозанятые под давлением того, что потерял наемную должность и не смог найти новую, было неожиданно мало – менее 14%. Из чего можно сделать вывод, что самозанятость – это в меньшей способ «переждать» безработицу, а в большей степени «длинный» инструмент решения социальных задач своей семьи.
Около половины опрошенных самозанятых (45%) сочетают самозанятость и формальную занятость в обычных трудовых отношениях.
Причем это чаще всего именно формальная занятость – из этой группы респондентов 79% (или 35% от общего числа опрошенных) сообщили, что доход от этой формальной работы для их бюджета «незначительный», а в комментариях чаще всего характеризовали эту занятость словами «там трудовая книжка лежит».
Привлекает самозанятых и простота отчетности, и отсутствие рисков общения с налоговой, и трудовой инспекцией, как и простота принятия статуса самозанятого, это оказалась решающим фактором – об этом заявили 82% опрошенных самозанятых. При этом сохранят ли они свой статус самозанятого, если потребуется какая-то бухгалтерская или трудовая отчётность, 71% опрошенных ответили, что откажутся от статуса.
Сами изменения отметили три четверти самозанятых – 75%. Исследование кросс-массивов показало, что оставшиеся 25% - это почти в полном составе те, кто использовал право стать самозанятым для того, чтобы официально объявить о той деятельности, которую они и так вели в «серой» экономике – поэтому и изменений в образе жизни у них немного. Еще более важно, что 71% отметивших изменения оценили их как «в хорошую сторону» или «скорее в хорошую сторону», а это 53% от общего числа опрошенных самозанятых. И только 11% разочаровались и оценивают изменения в их жизни, связанные с переходом к самозанятости, как плохие. Примерно столько же – 18% изменения заметили, но пока не понимают, как к ним относиться. Остальные затруднились с ответом.
Более 61% респондентов, заметивших изменения, ответили, что в той или иной степени переход в статус самозанятого привел к достижению тех жизненных целей, ради которых они его совершали. Твердое «да, цели достигнуты» сказало не так много респондентов, примерно 17,4%, но «по большей части, да» еще 31% и «скорее, да» 12,7%. Возможно, такой высокий показатель связан с тем, что, как показал анализ сопроводительных комментариев к ответам, люди, выбирая режим самозанятых, ставили перед собой реальные, жизненные цели – обеспечить уход пожилым родителям, дать качественное внешкольное образование детям, получить возможность самому освоить новую востребованную профессию. Поэтому и разочарования так немного.
                            Социальные аспекты
У самозанятых поинтересовались, задумываются ли они о том, как будет устроена их пенсия, понимают ли они, что такое «пенсионный план». Не задумываются об этом, перекладывают эту задачу на другие периоды жизни менее 7% опрошенных.
Еще примерно 19% сообщили, что считают эту задачу уже решённой своей прошлой трудовой биографией. Это очень интересная в плане исследования группа. Судя по комментариям, которыми сопровождали этот ответ те респонденты, которые его выбрали, это в заметной части военные пенсионеры и пенсионеры льготных категорий – те, у кого еще достаточно сил и желания трудиться, но кто не может просто линейно продолжать прежнее развитие карьеры и не хочет стартовать заново. Можно констатировать, что для военных и льготных пенсионеров именно самозанятость даёт наиболее интересные перспективы новой социализации.
Две трети самозанятых (74%) либо имеют «пенсионный план» в том виде, в котором они его понимают, либо задумываются о нем. И вот здесь есть много интересных результатов.
Идея платить взносы в государственные фонды социального страхования на тех же принципах и в тех же размерах, как платят работодатели наемных работников, практически не имеет поддержки у самозанятых – из тех, кто думает о пенсии, такой путь сочли бы оптимальным только 4%.
Подавляющее большинство из тех, кто думает о пенсионном плане, 69%, связывают его с вложением в недвижимость – в личной или долевой форме. Это, напомню, более половины (51,5%) всех опрошенных.
Примерно 9% раздумывают о сотрудничестве с негосударственными пенсионными фондами и программами.
Чуть больше, около 14%, тех, кто делает накопления в виде корзины валют (как правило, наличных). Новация этого года – программы индивидуального инвестирования в ценные бумаги – заинтересовали лишь чуть менее 4% респондентов, думающих о пенсии.
Исследование показало, что наименее востребованной формой социальной защиты, которую сегодня предлагают нормы трудового законодательства для наемного работника, по понятным причинам стал гарантированный оплачиваемый отпуск. Его важность отметили менее 3% опрошенных.
Возможность получать пособие по временной потере трудоспособности выделили как приоритет 100% опрошенных. Оплачиваемый отпуск по родам и уходу за ребенком заинтересовал 14%, оплачиваемый отпуск отметили как приоритет и вовсе 3%. Среди видов социальной защиты, не связанной с государством, безусловный лидер – ДМС с со финансированием (68%) и страхование различных рисков, связанных непосредственно с работой и ответственностью за результаты (29%).
На вопрос, какие из организаций, которые могли бы защищать права самозанятых, кажутся респонденту полезными или эффективными, наибольший процент поддержки получили несуществующие сегодня саморегулируемые организации самозанятых. Об их полезности в теории заявили 22% опрошенных. Потенциальную заботу профсоюзов признали 3%. Чуть больше – 4% - считают, что могут рассчитывать на трудовую инспекцию. Больше всего тех, кто не видит из внешних защитников и «опекунов» никого, кто кажется респонденту полезным или эффективным – таких оказалось 91% опрошенных.